Омбудсмен. как омбудсмен может помочь заемщику по кредиту. контакты

Помогает ли финансовый омбудсмен при спорах с банком?

Финансовый омбудсмен – должность, появившаяся в России лишь в 2010 году. Инициировала создание института финансового омбудсмена Ассоциация российских банков.

Существует официальное определение данной должности, тем не менее, среди россиян уже укоренилось более простое понимание функций этого человека: финансовый омбудсмен отстаивает интересы клиентов банков и позволяет решать споры с кредитными организациями во внесудебном порядке. За свою работу омбудсмен ничего не берет – обратиться к нему может каждый желающий и совершенно бесплатно.

Финансовый омбудсмен 

Кто такой финансовый омбудсмен: юридический аспект

Институты финансового омбудсмена действуют практически во всех развитых странах. В частности, правозащитники успешно работают в Великобритании, Франции, Италии, Швеции, Норвегии, Польше и т.д. В России финансовый омбудсмен (от шведского ombudsman – представитель чьих-либо интересов) появился 1-го октября 2010 года.

В тот момент ситуация была достаточно напряженной: конфликтные ситуации между клиентами банков и самим кредитными организациями могли решаться только в судебном порядке. Так как большая часть споров касалась относительно небольших сумм, физические лица проигрывали, даже не вступая в борьбу – попросту не подавали иски.

Институт финансового омбудсмена позволил решить данную проблему. Банки, сотрудничающие с этим должностным лицом, обязаны выполнять его решения.

Порядок работы омбудсмена детально описан в утвержденных Советом Ассоциации российских банков «Положении об Общественном примирителе на финансовом рынке (финансовом омбудсмене)» и «Регламенте Общественного примирителя на финансовом рынке (финансового омбудсмена)».

Финансовый омбудсмен является независимым лицом, утверждаемым на должность Ассоциацией российских банков и защищающим интересы физических лиц в спорах с кредитными организациями.

Процедура рассмотрения споров – бесплатная. Решение конфликта происходит максимально быстро, без суда.

Как обратиться к финансовому омбудсмену?

Обратиться к правозащитнику можно с помощью одного из нижеописанных способов:

  • По телефонам: 8(495) 691-64-19; 8(916) 226-41-48; 8 (916)226-41-43;
  • Отправив письмо на электронный адрес [email protected];
  • Отправив письмо по почте по адресу 121069, г. Москва, Скатертный пер., д.20, стр.1 (для Финансового омбудсмена).
  • Омбудсмен рассматривает письменные заявления, поданные в установленной форме. Скачать образец заявления можно здесь. К заявлению нужно приложить копии документов, которые можно рассматривать в качестве доказательной базы при защите прав клиента банка:

  • Кредитный договор со всеми дополнениями и дополнительными соглашениями;
  • договор страхования;
  • квитанции об оплате, платежные поручения и т.д.;
  • заявления, направленные в адрес банка, и ответы кредитной организации.
  • Все документы подаются в 2-х экземплярах.

    Важно знать:

  • Обращаться к правозащитнику имеют право только физические лица – клиенты банков.
  • Финансовый омбудсмен рассматривает споры, сумма которых не превышает 300 тысяч рублей.
  • Финансовый омбудсмен не рассматривает споры, в отношении которых начато судебное или исполнительное производство.
  • До подачи заявления омбудсмену клиент банка обязан направить письменную жалобу в кредитную организацию и получить ответ в течение 30-ти дней. Если ответ не получен, это нужно указать в заявлении.
  • На период рассмотрения спора правозащитником клиент банка обязуется не передавать дело в суд.
  • В процессе рассмотрения правозащитником спора слушания проходят как очно, так и заочно. Место проведения слушаний омбудсмен выбирает самостоятельно – в зависимости от обстоятельств конкретного дела.

    Информация о любом из споров, рассматриваемых омбудсменом, может быть опубликована в специализированных изданиях (отчетах, вестниках и т.д.

    ): согласие на обработку персональных данных заявитель дает при подаче заявления.

    Для решения спора правозащитник приглашает обе стороны.

    После рассмотрения обстоятельств дела омбудсмен утверждает подписанное сторонами примирительное соглашение и выносит соответствующее постановление, обязательное для исполнения банком, присоединившимся к институту финансового омбудсмена.

    При необходимости соглашение участников спора, заверенное омбудсменом, может быть передано в суд (в том числе – и в третейский суд). Если заявитель не согласен с решением омбудсмена, он вправе изложить свои требования в форме судебного иска.

    Если кредитная организация не является участником системы, правозащитник может направить ей свои рекомендации и предложения по урегулированию конфликта во внесудебном порядке.

    Сейчас финансовым омбудсменом является Павел Медведев – бывший депутат Госдумы, заслуженный экономист РФ, соавтор десятков законопроектов, направленных на укрепление банковской системы и защиту интересов клиентов банков. Именно он является одним из разработчиков закона «О банкротстве».

    В каком случае вам может помочь омбудсмен?

    Многие россияне задаются вопросом: в каком случае следует обращаться к правозащитнику?

    Поводов может быть несколько:

  • 1. С вашей карты незаконно списали денежные средства. Это могло произойти в результате фишинговой, скимминговой атаки, мошенничества со стороны сотрудников банка и т.д. Сейчас в Госдуме находится законопроект, который всю полноту ответственности за несанкционированное списание денежных средств с карт клиентов кредитных организаций возлагает на банк. Банкиры, как правило, напротив, стремятся возложить ответственность на самих держателей карты. Омбудсмен поможет разобраться в этой ситуации.
  • 2. Ваш кредит продали коллекторам, но последние себя ведут не вполне адекватно. Как бороться с коллекторами мы писали здесь. Проверить, является ли передача прав требований по кредиту законной, и выяснить, на каком основании нарушают закон коллекторы, также поможет правозащитник. Даже если ссуда не продана, а лишь передана третьему лицу на сопровождение, следует обращаться к омбудсмену.
  • 3. Вы испытываете финансовые трудности, но банк отказывает провести реструктуризацию кредита. Финансовый омбудсмен поможет найти оптимальное решение вашей проблемы и совместно с кредитором разработает новый – приемлемый для вас график погашения. После принятия законопроекта «О банкротстве», процедура реструктуризации кредитов должна быть существенно упрощена.
  • 4. У вас возникла спорная ситуация с банком относительно графика платежей по кредиту, внесенной вами суммы для погашения займа, начисленных процентов по депозиту и т.д.
  • В каждом из перечисленных выше случаев необходимо вначале обращаться в банк, а затем – к правозащитнику, который поможет вам отстоять ваши законные интересы.

    Источник: http://rossbanki.ru/kreditovanie/1457-finansovyj-ombudsmen.html

    Помощь финансового омбудсмена

    Финансовый омбудсмен появился в России совсем недавно – в 2010 году. Им стал Павел Медведев.

    Сегодня финансовый омбудсмен для простых граждан – профессия, занимаемая должность человеком, специализирующемся на особенностях кредитования и работы банков. Однако это понимание не совсем правильное.

    По сути, омбудсмен – это тот, кто помогает решить спор, возникающий между финансовой организацией и гражданином, пользующимся услугами этой организации.

    При этом стороны заключают договор выполнения обязательств (банк, страховая и т. д. и клиент).

    Взаимодействие финансового омбудсмена с клиентом простое – он поясняет гражданину права, обязанности, консультирует в кредитных особенностях. Это не юрист, не адвокат, а, скорее, консультант, способный помочь не просто советом, но и делом.

    Помощь финансового омбудсмена по кредитам

    Насчет консультаций все понятно. У нас в стране их может предоставить чуть ли не каждый.

    И не будем вдаваться в подробности того, насколько качественные консультации тех или иных специалистов и как важно обращаться к проверенным лицам.

    Что касается финансового омбудсмена, то его основная задача – решение конфликта.

    В принципе, задача аналогичная с судебным органом, только суд не всегда проникает в сложности заемщика средств у банка, а банк все, чего хочет добиться, — это вернуть свои деньги назад, да еще и заработать.

    Так, омбудсмен отличается от судьи, во-первых, полномочиями. Тут и сравнивать нечего.

    Если судья дает окончательное решение, которое можно только спорить в соответствующей инстанции, то омбудсмен делает так, чтобы стороны сами примирились.

    То есть с помощью консультаций, советов и обращений в банк он добивается предрасположенности финансового учреждения к клиенту. Благодаря омбудсмену можно добиться:

    • реструктуризации долга;
    • кредитных каникул;
    • признания причины неуплаты заемщиком долга весомой.

    Также бесплатная консультация по кредитам от омбудсмена нужна, когда банк незаконно и без оснований списал штрафы с заемщика, дополнительные платежи, навязал платные услуги.

    Нарушением, которое может решить омбудсмен, считается и невыплата депозита в положенные сроки и заранее сроков в рамках условий договора. Сюда же относится и

    Жалоба финансовому омбудсмену

    Кроме того, что пожаловаться на кредит, можно заявить о неправомерных действиях со стороны:

    • банка;
    • микрокредиторской компании, которая тоже выдает кредиты, но банком не считается;
    • страховой компании;
    • коллекторской компании (жалобы поступают редко, но если коллекторы действуют незаконно, вполне допустимо обратиться к омбудсмену).

    Обычно жалоба заключается в следующем: был взят кредит, но в реструктуризации отказали при невозможности временно выплачивать долг.

    В связи с этим из кредита на несколько тысяч образовалась задолженность размером в несколько десятков тысяч рублей. Жалобам подлежат не только частные кредиты, но и кредиты для бизнеса.

    Основное условие – до того, как заявитель будет подавать заявление омбудсмену, ему нужно за месяц направить письмо в банк.

    Если ответа не поступило либо он не удовлетворительный, по мнению заявителя, можно обращаться к омбудсмену.

    Важно понимать, что значения, как вы попали в банк для взятия кредита, не имеет то, был ли уместен кредитный брокеридж или вы самостоятельно нашли банк.

    Также стоит осознавать, что ваши личные данные будут отрабатываться при изучении дела. К тому же, их лучше указать самостоятельно при обращении.

    Приложить нужно кредитный договор, страховые договора, всевозможные чеки, которые были уплачены вами на протяжении действия договора (они подтвердят частоту оплаты и ее срок).

    Институт финансового омбудсмена

    Институт финансового омбудсмена охватывает присоединившиеся финансовые учреждения, которые положениями ряда соответствующих документов регулируют их деятельность.

    Если организация, которая предоставила кредит гражданину, нарушает его права, омбудсмен может вмешиваться в действия нарушителя.

    Если же банк или другое учреждение, выдающее кредит, не входит в юрисдикцию Института финансового омбудсмена, омбудсмен может только пытаться повлиять на решение банка.

    Окончательный результат зависит только от банка либо от суда, если заемщик подаст иск и дело будет рассматриваться.

    Кстати, омбудсмен в рамках Института финансового омбудсмена может значительно влиять на сделки, которые касаются сумм до 300 000 рублей.

    Организации в таких случаях не имеют права даже в судах обжаловать его решения. Если же суммы превышают 300 000 рублей, то тут могут выносить решение только суды либо финансовые учреждения на добровольной основе.

    Важно: пока спор рассматривается омбудсменом, заявитель не должен подавать иск в суд. Об этом он подтверждает подписью.

    Источник: http://poluchenie-kreditov.ru/pomoshh-finansovogo-ombudsmena

    От кого защитит Медведев? ~ Финансовый омбудсмен принимает сигналы SOS

    Закона о финансовом омбудсмене, как уже писала “РГ”, у нас до сих пор нет. Зато только в прошлом году в приемную этого общественного примирителя на финансовом рынке обратились более 7 тысяч человек. Это все сигналы SOS от людей, которые оказались в сложной ситуации – обычно из-за банковских кредитов.

    Павел Медведев, занимающий пост финансового омбудсмена, им помогает. Он, конечно, не может сделать так, чтобы банкиры списывали долги всем подряд.

    Но если, например, брал кредит здоровый, нормально зарабатывающий человек, а случилось несчастье – потерял заемщик здоровье, а потом и работу, финансовый омбудсмен вмешивается, разруливает ситуацию. Банкиры отказывают редко.

    В том числе и потому, что многие из них – бывшие ученики Медведева (см. справку “РГ”), и доверяют ему, как себе.

    Получается, банкиры, прощая долги, действуют себе в убыток, Павел Алексеевич?

    Павел Медведев: Я вам расскажу такой случай. Как-то на совещание Совета при финансовом омбудсмене пришел банкир. И принес пачку исписанных бумаг.

    На них он проанализировал работу по взысканию долгов до создания института омбудсмена и после. И вот что получилось. До появления омбудсмена банк по всем невозвращенным долгам обращался в суд, нанимал адвоката, платил ему деньги.

    Адвокат суд, как правило, выигрывает – банк же требует по закону, чужих денег не хочет. Потом к должнику приходят исполнители, судебные приставы. Но их обычно тоже надо еще поощрить неформально, чтоб дело двигалось. Потому что подавляющее большинство долгов – небольшие, а должники люди небогатые.

    И получить с них почти ничего не удается. Для банка в итоге одни затраты.

    А когда начал работать омбудсмен, как вопросы решаются?

    Павел Медведев: Банк на всех своих бумагах, которые рассылает гражданам, пишет: “Уважаемый заемщик, если у вас есть какие-то претензии, жалобы, вопросы, вы можете обратиться в банк, а можете – к финансовому омбудсмену”.

    И тогда стал банкир подсчитывать, когда он больше теряет – при возврате долгов через суд или когда договаривается через финансового омбудсмена, оказалось, что во втором случае потери в разы меньше.

    Он даже афоризм придумал: “Лучше с финансовым омбудсменом потерять, чем в суде найти”.

    В каких случаях люди к вам могут обратиться? Есть ли ограничения по сумме долга?

    Павел Медведев: В нашем регламенте есть ограничение, по-моему, 300 тысяч. Но мы ни разу на нем не споткнулись, потому что, если говорить о кредитах, то никто не просит простить весь долг.

    Правда, даже если бы граждане и просили оказать содействие в отсрочке или прощении большей суммы, для нас это не было бы препятствием. Ведь пока нет закона, финансовый омбудсмен тоже только просит.

    А попросить можно за любую сумму, почему бы нет. Типичное обращение такое: кредит был взят небольшой, несколько десятков тысяч.

    А долг набежал – полтора миллиона, потому что вовремя человек не платил, образовались пени, штрафы…

    Больше всего обращений связано с работой банков, потом идут страховщики и микрофинансовые организации. Единичные случаи – жалобы на коллекторов.

    А какие претензии возникают у граждан к страховщикам?

    Павел Медведев: Одна из самых распространенных проблем – человек берет кредит в банке, заключает договор страхования, который должен гарантировать банку возврат средств, если заемщик заболеет или потеряет работу, а после досрочного погашения кредита пытается вернуть часть страховых платежей. По Гражданскому кодексу вроде бы имеет на это право. Если риск прекращается, договор страхования расторгается, и деньги, которые были предназначены для покрытия этого риска, возвращаются. Но страховые компании отвечают отказом.

    Существующая судебная практика не дает однозначного ответа, как быть в этой ситуации. В одних случаях решение принимается в пользу заемщика, в других – поддерживается позиция страховой компании. На мой взгляд, Центробанк должен дать страховщикам четкие указания – возвращать заемщикам, досрочно погасившим кредиты, часть страховых взносов.

    Вообще, к страховщикам возникает много вопросов. Если закон о финансовом омбудсмене все-таки примут и страховые компании обяжут к нам присоединиться, будет много сложных дел.

    Мы уже говорили по этому поводу с президентом Всероссийского союза страховщиков Игорем Юргенсом. Он готов помогать, в том числе и с кадрами. Страховые компании, на мой взгляд, и сами должны быть заинтересованы в улучшении своего имиджа среди клиентов.

    Сейчас они не очень активно реагируют на наши обращения, но, надеюсь, ситуация изменится.

    Есть ли проблемы между банками и их клиентами, на которые регулятору тоже стоило бы обратить внимание?

    Павел Медведев: К сожалению, да. Некоторые банки ведут агрессивную до неприличия политику на рынке кредитования граждан, например, договариваются с компаниями, которые распространяют свою продукцию по домам, ориентируясь, в основном, на пенсионеров.

    Пожилой человек плохо себя чувствует, что-то болит, к нему приходит продавец и объясняет, к примеру, что все это из-за плохой воды, предлагает фильтр, который решит все проблемы со здоровьем. Стоит этот прибор, скажем, 150 тысяч рублей. У пенсионера, конечно, таких денег нет. Его сажают в машину, везут в банк, там он что-то подписывает и становится владельцем чудо-фильтра.

    Потом обнаруживается, что он должен банку большую сумму денег. По сути, продавцы пользуются доверчивостью и беззащитностью граждан в корыстных целях.

    Что в этом случае может сделать Центробанк?

    Павел Медведев: Настоятельно рекомендовать не использовать такие схемы. Для нарушителей стоило бы предусмотреть серьезные санкции. Тогда бы подобная практика точно прекратилась бы.

    Много случаев, когда граждане набирают по 5-10 кредитов. Это, конечно, абсолютно недопустимо. Бюро кредитных историй, которые позволяют проверять заемщиков, работают почти как часы. Сбои бывают, но единичные.

    Если человеку выдали пять кредитов, я еще готов поверить, что это случайность. Можно обмануть банк, быстро взять кредиты один за другим, пока информация еще не поступила в систему. Но в большинстве случаев моменты получения кредитов растянуты на годы.

    Такое поведение банков регулятор тоже должен пресекать.

    Часто ли люди жалуются на микрофинансовые организации?

    Павел Медведев: К сожалению, абсолютно не понятно, что называть микрофинансовыми организациями. Есть примерно четыре тысячи компаний, которые вошли в государственный реестр. Они действительно имеют полное право называться микрофинансовыми организациями.

    Некоторые из них ведут себя вполне корректно, а иногда даже и благородно по отношению к своим заемщикам. Хотя далеко не все. При этом на рынке работают и те, что в реестр не входят. Пользуясь лазейкой в Гражданском кодексе, они также выдают деньги населению.

    Значительная часть из них действует как самые настоящие бандиты. Не оговаривают всех условий выдачи займов, а если у клиентов возникают проблемы с возвратом денег, ходят по домам, запугивают… В этой сфере, конечно, надо наводить порядок.

    Я давно настаиваю на том, чтобы в Гражданский кодекс внесли поправки, ограничивающие выдачу займов. О необходимости такой меры говорят многие специалисты. Но пока дело не сдвинулось с мертвой точки.

    Обращаются ли к вам за помощью иностранцы?

    Павел Медведев: Редко, но такие обращения есть, Последнюю жалобу читал буквально на днях. Она пришла из Лондона. Гражданин Великобритании переслал деньги в Россию, но они не дошли до адресата. В российском банке сказали, что в заявлении на перевод были неправильно заполнены клеточки с данными получателя.

    Иностранец объяснил, что клеточки-то английские, длинное российское имя с отчеством в отведенное количество не поместилось. Поэтому он написал только фамилию и имя. Причем, без ошибок написал. Но банк деньги не передал, и, что самое главное, назад не вернул.

    Когда англичанин попытался выяснить почему, выяснилось, что банк потратился на операцию по переводу. Заметьте, операцию несовершенную. Поэтому захотел взять себе 79 евро из 500, которые предназначались для перевода. Мы направили обращение в банк с просьбой вернуть отправителю все его деньги. Сейчас ждем ответа.

    Положение осложняется тем, что эта кредитная организация не подписывала с нами соглашение, поэтому будет непросто как-то
    повлиять на ее решение.

    Специалисты говорят, что у российской банковской системы большие проблемы. Структура совершенно неправильная. Пять банков владеют 56 процентами депозитов и 53 процентами кредитного портфеля. Поэтому нет конкуренции, дорогие кредиты недоступны для бизнеса, экономика не растет. Вы согласны с этим диагнозом?

    Павел Медведев: С тем, что структура неправильная, полностью согласен. Но все же не это наша главная беда. Если говорить об отношениях с физическими лицами, то они, с точки зрения общественных интересов, не очень хороши.

    Например, потому, что банки дают гражданам деньги взаймы. И куда с этими деньгами идут люди? Поддерживать нашу экономику? Они идут в магазины, где товара отечественного производства практически нет.

    И кого в итоге поддерживают? Иностранных производителей.

    Что касается кредитов юридическим лицам, то вопреки устоявшемуся мнению они не очень-то и нужны. Наши бизнесмены 60 процентов собственных средств держат на депозитах в российских банках. Для предпринимателей эти средства имеют нулевую стоимость – открывай “тумбочку”, бери и вкладывай куда нужно. Но вкладывать, во-первых, по большому счету, некуда.

    Во-вторых, предприниматели боятся, что предприятие, построенное на эти деньги, захватит рейдер, поэтому и не спешат инвестировать. Бизнесу нужна защита, нужны регламенты, как действовать, если кто-то вдруг, не дай Бог, решил захватить их собственность. Пока их нет, ситуация с инвестклиматом, с экономикой в целом вряд ли заметно изменится к лучшему.

    Обращений год от года становится больше или наоборот?

    Павел Медведев: Что касается количества, то в прошлом году было около семи тысяч обращений. В этом, думаю, будет чуть меньше. Дело в том, что мы пока сознательно не очень активно пропагандируем свою работу. Закона об омбудсмене, как вы справедливо заметили, нет.

    По сути, все финансирование нашего аппарата сейчас обеспечивают те 26 финансовых организаций, которые добровольно изъявили желание заключить с нами соглашения. А так, как работаем мы практически со всеми, кто есть на этом рынке, получается, что одни платят за других.

    Это несправедливо.

    Справка “РГ”

    Павлу Медведеву 73 года, он окончил механико-математический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова по специальности “математик”, является доктором экономических наук.

    С 1968-го начал преподавать в МГУ, с 1992 года – профессор экономического факультета университета.

    Среди его учеников – председатель Банка России Эльвира Набиуллина, президент Ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков, глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин, банкир Петр Авен и многие другие известные финансисты.

    С 1993 по 2011 год Медведев был депутатом Госдумы. Он участвовал в разработке нескольких десятков законопроектов, направленных на укрепление банковской системы и защиту интересов вкладчиков.

    Финансовым омбудсменом Павел Медведев был назначен 1 октября 2010 года. Потом, в феврале 2012 года он оставил этот пост в связи с тем, что перешел на работу в Центробанк. Но в сентябре нынешнего года вернулся на него вновь.

    Ему можно звонить по телефонам: +7 (495) 691-64-19, +7 (916)226-41-48, +7 (916)226-41-43.

    Или написать на почтовый адрес: 121069, г.Москва. Скатертный пер., д.20, стр.1. А можно отправить письмо по электронной почте: [email protected]

    Юлия Кривошапко

    Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.

    Источник: http://ppt.ru/news/122035

    Павел медведев: «рассчитывать на помощь можно только в том случае, если человек не затягивал с решением проблемы. тогда, как правило, банки идут на уступки заемщику»

    Институту финансового омбудсмена нет еще и года, но его востребованность уже очевидна. Он существует чуть более полугода, а здесь успели рассмотреть более 2 тысяч обращений.

    О том, на что могут рассчитывать заемщики, попавшие в сложную ситуацию, и когда стОит брать кредиты, рассказал финансовый омбудсмен, член комитета Госдумы по финансовому рынку Павел Медведев.

    — Павел Алексеевич, какие жалобы, с которыми обращаются к Вам люди, превалируют сейчас?

    — К сожалению, значительная часть жалоб — примерно треть — это жалобы на суды, которые, по мнению обратившихся, вынесли неверное решение. Это очень досадно. Досадно то, что люди надеются в таких случаях на мою помощь, и досадно, что я вынужден их разочаровать. Часть обратившихся, что называется, жалуются на жизнь. Например, человек взял кредит, но что-то случилось, и он не может больше платить банку. К сожалению, приблизительно половина этих писем — сильно застарелые случаи: когда человек очень долго не платил, а потом решил исправить положение. Мы добросовестно стараемся помогать всем, если имеем на это право по закону. Но, к сожалению, за редчайшим исключением на застарелые случаи банки резонно отвечают, что они уже предлагали заемщику разные варианты реструктуризации долга, но он не реагировал, а сейчас сделать что-либо уже поздно.

    И немного больше трети запросов поступает от людей, которые вовремя обратились к финансовому омбудсмену. Это заемщики, у которых либо только что возникла проблема, либо они буквально один-два раза не заплатили банку в соответствии с договором. Бывает, что люди пытались договориться с банком, но по той или иной причине это не удалось.

    Причем, иногда это происходит по чистому недоразумению, когда сотрудник банка, может быть, и рад был бы помочь, но не имеет необходимых полномочий, а к своему начальнику обратиться стесняется. Несколько таких случаев мы выявили и очень благодарны тем банкам, которые по нашей просьбе ликвидировали причину недоразумения раз и навсегда.

    Так вот за этих заемщиков, за тех, кто не загоняет проблему в дальний угол своего сознания в надежде, что она там сама рассосется, мы можем «заступаться» перед банками, рассчитывая на положительный результат. Надо сказать, что результаты неплохие.

    Банки довольно часто идут на те или иные уступки, причем, примерно в 10–15% случаев — очень существенные.

    Иногда бывает так, что, получив уступку, человек обращается к нам второй раз и говорит, что он все равно не может справиться с обслуживанием долга. И здесь бывают очень трогательные случаи, когда и во второй раз банк идет еще на дополнительные уступки. Немало обращений от ипотечных заемщиков. Это самая большая наша боль, особенно острая когда заявителя вместе с чадами и домочадцами вот-вот должны выгнать из приобретенной в кредит квартиры. Здесь в трудных случаях мы обращаемся за помощью к сотрудникам АРИЖК (Агентства по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов), специально «прикрепленных» к нам руководителем Агентства Андреем Языковым, а в совершенно невозможных — непосредственно к нему. Я уверен, что мои сотрудники по офису Омбудсмена, которые лично с Андреем никогда не встречались, считают его волшебником. Я им не возражаю, потому что у меня для этого нет убедительных аргументов.

    К сожалению, целый ряд просьб огорчает тем, что они поступают от людей, которые с самого начала ведут себя не очень ответственно. Они набирают много кредитов Бог знает на что.

    Конечно, наверное, приятно иметь какой-нибудь накрученный телефон, но ведь говорит и ненакрученный, причем ровно таким же голосом. После накрученного телефона берут кредит на перенакрученный телефон, потом еще на что-то и еще.

    В результате у человека появляется 5–6 или даже 10 (бывали и такие случаи) относительно небольших кредитов, но он не платит ни по одному из них, и сумма долга становится неподъемной.

    К сожалению, до сих пор нет закона о банкротстве физических лиц. Есть некоторые случаи абсолютно безнадежные, когда разрешить проблему можно только одним способом — банкротством заемщика и прекращением его обязательств, которые абсолютно очевидно не могут быть им выполнены.

    — Обращения поступают в основном от банковских заемщиков?

    — Немало обращений от клиентов коллекторских агентств. Некоторые коллекторские агентства — так же как и банки — ведут себя чрезвычайно благородно: идут на уступки, на реструктуризацию. Обратились с предложением присоединиться к нашему институту и ломбарды. Есть такое объединение — называется Лига ломбардов, мне кажется, объединение вполне респектабельное. Его члены хотят сделать свою профессию уважаемой. Так вот представители этой Лиги сказали, что несколько лучших ломбардов обратятся с заявлением о вступлении в нашу систему. Впрочем, я не могу припомнить, чтобы кто-то жаловался на ломбард.

    — Как строится алгоритм работы финансового омбудсмена?

    —Обращения приходят по обычной почте, по электронной почте, часто звонят по телефону, кто-то лично приходит в АРБ. Мои терпеливые помощники, надо отдать им должное, со всеми уважительно разговаривают, иногда они просто отвечают на вопрос человека, дают ему совет. Если этого оказывается недостаточно, мы делаем соответствующий запрос в банк.

    — Сколько времени обычно проходит с момента обращения омбудсмена в банк до принятия решения о реструктуризации (нереструктуризации) долга?

    — Мы сейчас сотрудничаем с 59 банками. Так как подавляющее большинство банков «нам ничего не должны» («Подписантами» Декларации в настоящее время являются лишь небольшая часть из них. — Прим. авт.), то у нас нет сколько-нибудь определенных сроков рассмотрения обращения. В подавляющем большинстве случаев банки отвечают нам просто по доброй воле. Но надо отдать должное: как правило, отвечают достаточно быстро.

    — Здесь я бы хотела сакцентировать внимание читателей на том, что обращение к финансовому омбудсмену не означает прощение долга. Речь идет о реструктуризации кредита, предоставлении кредитных каникул и т.п.

    — Начнем с того, что вообще рассчитывать на что-то можно только в том случае, если человек не затягивал с решением своей проблемы. Если человек только попал в трудное финансовое, но еще продолжает обслуживать долг, то это самое время обратиться либо к банку, либо к омбудсмену, для того чтобы попытаться понять, что делать дальше. Каждый день здесь очень сильно уменьшает надежду. Это первое.

    Второе: лучше вообще не попадать в трудное положение. Я люблю рассказывать такую историю о моем старинном товарище. Это история о том, когда можно брать кредит. Пришел ко мне мой приятель, специалист по программированию. Он хороший семьянин, у него двое детей. В то время он работал на плохой, по его мнению, работе: и неинтересно, и денег мало. Ему предложили другую работу, с более высокой зарплатой, но сказали, что у него должен быть автомобиль. Автомобиля у него не было. Он пришел ко мне советоваться, брать ли ему автокредит, потому что кредит — это всегда риск. Он правильно сказал: кредит — это, действительно, риск. Однако в его случае прибавка к зарплате, которую ему обещали на новой работе, покрывала выплаты по кредиту. Я ему подтвердил, что кредит — это риск, но его случай является таким, когда риск — благородное дело. С тех пор прошло пять лет. Он уже ту кредитную машину продал и купил новый автомобиль на свои деньги, благо такая возможность у него теперь есть. Он понравился фирме, и он уже стал большим начальником, и зарплата его существенно увеличилась, и он доволен своей работой. И хотя кредит — это всегда рискованный шаг, но в данной ситуации шаг оправданный.

    — В ходе работы финансового омбудсмена не появилось ли у Вас ощущение слишком низкого уровня финансовой грамотности заемщиков?

    — Сейчас среднестатистический гражданин несравненно более образован, чем 15 лет назад. Несравненно! Теперь граждане — о счастье! — читают кредитные договоры до их подписания. Правда, у меня сложилось впечатление, что тот же среднестатистический гражданин читает кредитный договор до середины — до того места, где начинается описание неприятностей (то есть тех мер, которые будет применять банк в том случае, если кредит не будет вовремя погашен). До того, как Центральный банк ввел требование указывать в договоре эффективную процентную ставку (теперь это неловко называется полной стоимостью кредита), было много людей, которые искренне не понимали, сколько им придется платить за кредит. Теперь такого нет. Почти нет. Но «репрессии» банка в случае неправильного обслуживания долга частенько оказываются сюрпризом. К счастью, этот «сюрприз» достается немногим относительно общего количества заемщиков, т.к. остальные аккуратно выполняют свои обязательства. Тем не менее, я все-таки настоятельно советую всем читать договор до конца.

    — Институт финансового омбудсмена впервые появился за рубежом. Мы перенимали заграничный опыт или внедряли что-то свое?

    — Здесь я должен признаться, что наш институт финансового омбудсмена был создан за моей спиной, и на чей опыт опирались разработчики, я не знаю. Задним числом думаю, что опирались скорее не на опыт, а на мечту Гарегина Тосуняна, который, как оказалось, много лет агитировал участников финансового рынка и первую победу одержал более 6 лет тому назад. Тогда Ассоциация российских банков приняла первый официальный документ, направленный на создание такого института. Я обо всем этом узнал только после того, как скрепя сердце и стараясь не выдать гримасой лица охватившие меня сомнения, согласился стать Омбудсменом. Задним числом, я вижу, что то, что получилось похоже на то, что существует в Германии или Австрии, но, боюсь, не так долго, как вынашивалась мечта в АРБ.

    — В свое время система страхования вкладов (ССВ) очень поспособствовала тому, чтобы люди стали больше доверять банкам, не бояться нести туда свои сбережения. Сейчас в ССВ входит более 900 банков. Как Вы думаете, возможно ли такое в будущем, чтобы к системе финансового омбудсмена присоединилось такое же количество кредитных организаций?

    — Я надеюсь, что, в конце концов, будет принят закон о Финансовом омбудсмене с обязательным (как в законе о страховании вкладов) присоединением к структуре Омбудсмена всех финансовых организаций, обслуживающих граждан. Тогда присоединятся все банки и не только банки. Но пока грех сидеть сложа руки. Мы много говорим о создании гражданского общества, да мало делаем.

    В данном случае маленькая ячейка гражданского общества создана. И неплохо работает. Недавно я услышал, как один настоящий «законный» Омбудсмен похвалился 6–7% успешных решений от общего количества приемлемых (допустимых) обращений. У нас, хотя мы не опираемся на закон, а держимся на честном слове в самом плохом смысле этой обидной поговорки, результат заметно лучше.

    Источник: http://www.ipocred.ru/columns/49-22-issues-columns/487-pavel-medvedev

    Банки не идут на реструктуризацию? Обращение к финансовым уполномоченным

    «Финансовый омбудсмен»(представитель), появился в России только в конце 2010 года. Им стал Павел Медведев. Основная задача Павла Алексеевича — помощь физическим лицам в конфликтных ситуациях с финансовыми структурами (в т. ч. банками).

     Омбудсмен или общественный примиритель — разъясняет гражданам их права и обязанности в связи с предъявляемыми им претензиями (требованиями) и дает рекомендации о форме разрешения спора.

     Павел Медведев нашел совместно с Центробанком алгоритм действия, вернее схему по реструктуризации кредита, для людей попавших в  какую-либо   сложную жизненную ситуацию, также помогает и консультирует в  различных других  финансовых спорных ситуациях. Он выступает в роли посредника между банком и должником.

      Ели,  к примеру,  здоровый человек взял кредит и потом случилось несчастье — потерял  здоровье, а потом и работу, финансовый омбудсмен вмешивается, разруливает ситуацию.

    С чем можно обратится к омбудсмену: незаконно взыскиваемые комиссии и штрафы, нарушения условий кредитного договора, жесткое давление с требованием вернуть полную сумму долга, без участия жизненных обстоятельств заемщика, невыплата вкладов и т.д.

    По словам самого Павла Медведева,  граждане чаще всего просят помочь добиться согласия банка на реструктуризацию кредита, соглашение с кредитором — для некоторых заемщиков единственная возможность избежать суда и конфискации имущества судебными приставами…

    Кто он,  и почему банки его слушают?

    Институт Финансового Омбудсмена в Российской Федерации введен с 1 октября 2010 года, но закон о финансовом омбудсмене у нас до сих пор не принят. Несмотря на это,  омбудсмен получил уже  более 18 тысяч обращений, более половины жалоб были удовлетворены, значительная часть — удовлетворена частично.

    Инициатором  создания Института выступила Ассоциация российских банков (АРБ), 20 сентября 2010 года советом АРБ были утверждены «Положение об Общественном примирителе на финансовом рынке (Финансовом омбудсмене)» и «Регламент Общественного примирителя на финансовом рынке (Финансового омбудсмена)», эти документы и регулируют работу омбудсмена, который имеет право решать споры, возникающие между финансовыми организациями и их клиентами, на сумму до 300 тыс. рублей,  на деле,  не отказывает никому. Ведь пока нет закона, —  говорит Павел Алексеевич, финансовый омбудсмен тоже только просит. А попросить можно за любую сумму.

    Типичное обращение такое: кредит был взят небольшой, несколько десятков тысяч. А долг набежал — полтора миллиона, потому что вовремя человек не платил, образовались пени, штрафы. Больше всего обращений связано с работой банков, потом идут страховщики и микрофинансовые организации. Единичные случаи — жалобы на коллекторов.

    Рассмотрение споров возможно только в отношении финансовых организаций, официально присоединившихся к институту. Эти организации обязаны исполнять вынесенные им решения и не имеют права обжаловать их в государственных судах.

    Кредитным организациям, не являющимся участниками системы, омбудсмен направляет только запросы и предложения о добровольном урегулировании спора без применения формальных процедур.

    Заявитель, в случае если он не согласен с решением финансового омбудсмена, имеет право обратиться с аналогичным требованием в суд.

    Банкиры, Павлу Алексеевичу, отказывают редко, в том числе и потому, что многие из них — бывшие ученики Медведева, и доверяют ему, как себе.

    Павел Медведев 1940  года рождения,  окончил механико-математический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова по специальности «математик», является доктором экономических наук.

    С 1968-го начал преподавать в МГУ, с 1992 года — профессор экономического факультета университета.

    Среди его учеников — председатель Банка России Эльвира Набиуллина, президент Ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков, глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин, банкир Петр Авен и многие другие известные финансисты.

    С 1993 по 2011 год Медведев был депутатом Госдумы. Он участвовал в разработке нескольких десятков законопроектов, направленных на укрепление банковской системы и защиту интересов вкладчиков.

    Финансовым омбудсменом Павел Медведев был назначен 1 октября 2010 года. Потом, в феврале 2012 года он оставил этот пост в связи с тем, что перешел на работу в Центробанк,  но в сентябре 2013 года вернулся на него вновь.

    Как подать заявление

    Обращение к омбудсмену не препятствует последующему обращению в суд, но на период рассмотрения спора, заявитель обязуется дело в суд не передавать.

    До подачи заявления омбудсмену или его региональному представителю, необходимо направить жалобу в адрес банка. Банк должен ответить по существу в течение 30 дней.

    Обратиться в офис омбудсмена за консультацией можно:

    • по телефонам: 8 (495) 691-64-19; 8 (916) 226-41-48; 8 (916) 226-41-43
    • по электронной почте: [email protected]
    • в письменном виде по адресу: 121069, г.Москва, Скатертный пер., д.20, стр.1 (Для Финансового омбудсмена Медведева П.А.)

    Рекомендации по составлению жалобы Вы также можете получить на сайте. Обратите внимание, что омбудсмен рассматривает только письменные жалобы.

    В целях скорейшего разрешения дела к заявлению необходимо приложить копии документов, подтверждающих позицию заявителя (кредитного договора, страховки, квитанций по платежам, переписки с банком по возникшему спору и т.п.) в 2-х экземплярах.
    Подавая заявление омбудсмену, Вы соглашаетесь на обработку Ваших персональных данных, в том числе на публикацию информации о споре.

    Слушание дела может проходить как очно, так и заочно. Место рассмотрения спора омбудсмен вправе определять в зависимости от обстоятельств конкретного спора.

     По результатам рассмотрения спора омбудсмен утверждает подписанное сторонами Примирительное соглашение, выносит Постановление, разрешающее спор по существу, либо Постановление о прекращении разбирательства спора, что банк и заемщик остались довольны друг другом, не имеют взаимных претензий и пришли к тем или иным договоренностям по сути спора.

    Примирительное соглашение может быть передано по согласию сторон на утверждение суду или третейскому суду, в качестве мирового соглашения.

    Мы пока сознательно не очень активно пропагандируем свою работу, — говорит Павел Алексеевич, закона об омбудсмене еще не принят.

    По сути, все финансирование нашего аппарата сейчас обеспечивают несколько финансовых организаций, которые добровольно изъявили желание заключить с нами соглашения.

    А так, как работаем мы практически со всеми, кто есть на этом рынке, получается, что одни платят за других. Это несправедливо.

    Павел Медведев обеспокоен сложившейся ситуации на рынке кредитов, считает что рынок закредитован,  еще два года назад редки были обращения людей с двумя кредитами, сейчас обращения идут от людей с несколькими кредитами, поэтому договориться о реструктуризации становится все сложнее. «Во второй половине 2015 года среднестатистический гражданин, заходя в банк, будет одной рукой брать рубль нового кредита, а другой будет отдавать два рубля для обслуживания старого кредита, — констатировал Медведев. — Произошло построение очень крутой пирамиды».

    В 1919 году омбудсмен появился в Финляндии. Соседи — Дания и Норвегия — последовали примеру шведов лишь в начале 50-х годов. А затем началась цепная реакция. В настоящее время омбудсмены действуют в 100 странах.

    В сферу их надзора попадают не только финансово-экономические вопросы, но и основные права человека, различная социальная проблематика.

    Правда, первый финансовый омбудсмен, защищающий интересы граждан при общении с банками, появился в Германии в 1992 году — можно сказать, совсем недавно.

    С идеей создать в России институт «уполномоченного по финансовым вопросам» в 2009 году выступил Всемирный банк. Идею подхватила Ассоциация российских банков, поскольку к тому моменту, после кризиса и своего рода «кредитного коллапса», стало ясно, что тема назрела.

    20 сентября 2010 года совет АРБ утвердил «Положение об Общественном примирителе на финансовом рынке (финансовом омбудсмене)» и «Регламент Общественного примирителя на финансовом рынке (финансового омбудсмена)».

     Вплоть до настоящего времени это единственные документы, описывающие деятельность финансового омбудсмена и порядок его взаимодействия с гражданами.

    Работаем на доверии, — отмечает Павел Алексеевич.

    Некоторые банки считают, что иметь дело со мной выгодно, потому что, если возникает какое-то противоречие с гражданином, банк считает, что гражданин не прав, и подает на гражданина в суд, выигрывает этот суд и оказывается, что расходы при этом больше, чем то противоречие, которое с человеком возникло. Поэтому очень многие банки стали печатать на своих письмах, которые они пишут клиентам такую фразу: «Если Вы чем-то недовольны, обращайтесь к финансовому омбудсмену».

    загрузка…

    расскажи друзьям!!!

    Подпишись на новости блога по Email

    Источник: http://igry-s-razumom.ru/banki-i-krediti/banki-ne-idut-na-restrukturizaciyu-obrashhenie-k-finansovym-upolnomochennym.html

    Поделиться:
    Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.